Умоюсь я и вытрусь я,

Но душу не отмыть как тело

Мне опротивели друзья

И жизнь моя осточертела,

И словно в тягостном бреду,

С холодным отвращеньем вижу:

Я чужд для всех, к кому иду,

И все, что было, ненавижу.

За все, что до сих пор в судьбе

Имел, за все что в жизни сделал,

Я мерзок самому себе

Душой и телом.

 

                              Весна 1990

ДАЛЕЕ