Если Вы заметили какие-то погрешности в тексте, опечатки,

если Вас заинтересовала какая-то тема или конкретная статья, напишите пожалуйста.

Я буду благодарен Вам за отзыв по любым содержательным или техническим вопросам.

С уважением

Автор

КОНЦЕПЦИЯ КУРСА РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ

 

Современная духовная ситуация в России характеризуется возрастанием роли религии в жизни общества. Сложность ее усугубляется еще и пережитыми десятилетиями государственного атеизма. Целых три поколения советских людей выросли и мировоззренчески сформировались условиях жесткой идеологической борьбы с религией. Следствием этого является, во-первых, глубочайшая религиозная безграмотность большинства современных россиян, отсутствие у них элементарных знаний о сути мировых религий, о родной религиозной традиции.

Во-вторых, длительное и настойчивое разрушение высоких форм религиозной жизни закономерно привело к тому, что после снятия идеологического пресса создавшийся мировоззренческий вакуум стал лавинообразно заполняться примитивными, а зачастую и опасными суррогатами веры. Увлечение различными формами магии, колдовства, гаданий, астрологии, целительства, распространение тоталитарных сект под маской нетрадиционной науки и экзотических восточных культов – все это приняло в 90-е годы XX века почти что катастрофический характер.

Однако по настоящему удовлетворить духовную жажду человека такие суррогаты не способны. Для того, чтобы состояться в качестве человека, необходимо иметь Родину, понимаемую во всей полноте этого слова. Только через причастие своей духовной Родине, своим культурным корням возможно обрести себя, и только в этом случае могут быть полезны знакомства с иными культурно-религиозными традициями. Родину не выбирают, не выбирают родной язык, не выбирают тот духовный мир, в котором мировоззренчески вызревает личность человека. Обогатить духовно диалог с иной культурой может только в том случае, когда у человека есть собственное богатство, когда он способен этот диалог вести, опираясь на собственные духовные первоосновы. Если этого нет, то вместо плодотворного диалога неизбежно слепое бессмысленное подражание и беспочвенный космополитизм. Курс религиоведения должен иметь своей целью формирование у слушателей основ для самостоятельной сознательной ориентации и самоопределения в духовном пространстве современной религиозной жизни. Достижение указанной цели предполагает решение следующих задач. Необходимо, во-первых, ознакомить слушателей с основными подходами к феномену религии, прояснить постановку и решение вопросов о сущности, происхождении и предназначении религии. Во-вторых, проследить историческое развитие религиозных систем, вычленить их определяющие черты, существенные различия их вероучений в понимании человека, мира и Бога, рассмотреть их культурно-историческую значимость. При этом особое внимание стоит уделить традиционным и наиболее значимым для России вероисповеданиям: православному христианству и исламу. Далее надо проанализировать духовно-религиозную атмосферу современного мира, наблюдающиеся в ней тенденции. Особое внимание при этом надо уделить духовной ситуации в России, дав слушателям необходимые практические знания об имеющихся у нас религиозных и псевдорелигиозных течениях.

Как методически, так и научно будет вполне оправданным выделение в отдельный раздел рассмотрение истории и вероучения христианства, поскольку именно это религиозное направление наиболее значимо определяет духовный облик современного мира в целом и нашей отечественной культуры в особенности. При этом ислам будет рассматриваться ранее христианства в разделе, посвященном нехристианским религиям. Формально это нарушает историческую последовательность, однако, во-первых, это, как уже отмечено выше, оправдано методическими соображениями, а во-вторых, ислам на содержательном уровне как в богословском смысле, так и культурно имеет единую основу с ближневосточными религиями и может быть наиболее адекватно понят в одном контексте именно с ними.

Если же говорить об идейных основаниях курса, то здесь нужно иметь в виду два на первый взгляд противоположных принципа. Во-первых, история религий должна быть представлена как история Религии, то есть как единый процесс, имеющий свою внутреннюю логику и взаимосвязь всех частей и этапов. В истории человечества, говоря по большому счету, существуют и развиваются не отдельные «религии», полностью самобытные и несводимые друг к другу, а одна Религия, имеющая огромное многообразие форм и направлений.

Но во-вторых, и с другой стороны при изложении сути религиозных учений необходимо делать акцент на их различиях, ясно показывать реальные различия религиозных учений и культов. Очень важно наглядным образом продемонстрировать, что религии отличаются не второстепенными подробностями, а принципиальными способами понимания человека, мира и Бога, предельными эсхатологическими упованиями. Необходимо показать, что в сфере духовной существуют и тупики, и извращения первоначальных установок, и опасные ловушки.

В первых же вводных темах следует продемонстрировать, во-первых, невозможность понять происхождение религии «по Дарвину». Все попытки такого рода основаны на подмене: вместо того чтобы объяснять, как могла религия возникнуть из естественных условий жизни высокоразвитых животных предков человека, говорят о том, как она возникла у человека, заранее предполагая, таким образом, ее наличие. Вместо того чтобы действительно, как декларируется в начале, объяснить религию естественным образом, рисуют ситуацию совершенно противоестественную: человек бессилен перед природой, подавлен ее величием, необъяснимостью, господством стихийных сил, он находится в страхе перед миром, терпит поражения в борьбе с ним, он совершенно не приспособлен к миру и т. д. Но откуда же он такой взялся? Если его из рая выгнали, то все понятно, а если он произошел от сытой и незакомплексованной обезьяны, которая себя отлично в мире чувствует, то нарисованная картина совершенно абсурдна.

Очень важно, кстати, раскрыть и тот факт, что религия не может возникнуть из магии, —- напротив магия возникает как деградация и вырождение религиозной жизни. Если человек воспринимает себя как мага, то он сам – хозяин положения, ему в таком случае не нужен никто. Из магии нет выхода к религиозному чувству.

Во-вторых, важно прояснить невозможность каких бы то ни было противоречий между религией и наукой. Вопросы, поднимаемые религией, стоят вне компетенции настоящей науки, вопросы, поднимаемые настоящей наукой, не могут иметь решений, предзадаваемых религией, хотя, безусловно, раскрытие наукой удивительной целесообразной разумности мира дает обильную пишу религиозному уму. Основные проблемы, которые решает религия, это, во-первых, преодоление смерти, во-вторых, преодоление отчужденности людей друг от друга. Наука же не способна даже поставить эти проблемы, она не способна даже почувствовать, почему смерть и отчуждение представляют для человека проблемы, что же в этих явлениях проблематичного. Выходя за рамки науки, ученый (как и всякий человек) может остро переживать подобные вещи, но стоя на почве научного подхода к человеку и миру, он стоит вне этих проблем.

В-третьих, важным для адекватного понимания как истории религии, так и истории культуры вообще является тот факт, что духовная полнота человека, уровень его духовных способностей никак не зависит от уровня технической развитости материальной культуры общества. В той истории, которую мы знаем документально, такая независимость есть очевиднейший факт: Гомер жил в обществе на несколько порядков менее развитом, чем современное, но в духовном смысле явно стоит не ниже современных поэтов. Если говорить об общем «среднем» уровне развития духовных способностей, то он, видимо, испытывает более или менее равномерные подъемы и спады. А гении далекого прошлого и гении современного мира – это просто один уровень, несмотря на огромную разницу материальных условий, в которых жили эти люди, и тех средств выражения своих замыслов, которые они имели. Как бы непривычно ни звучала эта мысль, надо признать, что люди, жившие в пещерах, при всей своей технической неразвитости, в смысле духовном были равны нам. Они меньше знали о мире, меньше умели, меньше имели в материальном смысле, но их способности к переживанию нравственных и религиозных чувств, их интеллектуальные и творческие возможности были не ниже (а то и выше) наших.

Говоря о русской православной традиции, нужно подчеркнуть, что если западные народы, принимая христианство, имели уже за плечами длительную культурную историю, имели развитые религиозные культы и богатую мифологию, то славянская культура находилась в состоянии младенческом. В восточнославянских областях христианство легло на практически девственную культурную почву Славянское язычество было весьма размыто и неоформленно: зачастую божества имели немного разные имена и несколько разные функции буквально в соседних деревнях, языческие капища были очень редки, и главная религиозная жизнь концентрировалась в домах. Главным мотивом религии являлся у славян культ предков.

Поэтому языческих мотивов в русской религиозной жизни на порядок меньше, чем в западной Европе, где процветали при полном попустительстве и даже участии церковников буйные языческие по духу карнавалы. Весьма распространенные рассуждения русских мыслителей о «двоеверии», «обрядоверии» и суеверии русского народа имеют причиной именно то, что у русских это «болит», что русскому человеку невыносимой занозой ранят душу всякие попытки «общения света со тьмой», попытки наладить «согласие между Христом и Велиаром» (2 Кор. 6: 14-15).

Важно и для современных людей сделать ясной разницу между высокими и низкими формами религии, высокими и низкими формами культуры, привить стремление к чистоте и высоте духовной жизни.