Если Вы заметили какие-то погрешности в тексте, опечатки,

если Вас заинтересовала какая-то тема или конкретная статья, напишите пожалуйста.

Я буду благодарен Вам за отзыв по любым содержательным или техническим вопросам.

С уважением

Автор

Духовное воспитание против наркомании

 

     Наркомания прочно встала в ряд глобальных проблем человечества и является не просто бедой того или иного государства, а угрозой существованию человечества, как такового. Почему же эта проблема появилась? Этот вопрос, кажущийся наивным на первый взгляд, способен поставить в тупик. Действительно, наркотические вещества известны человечеству на протяжении уже тысячелетий, даже сотен тысяч лет. Стремление же к наслаждению по уверениям наиболее популярных на Западе научных направлений - это "основной инстинкт" человека. Условия для массового злоупотребления наркотиками существуют, таким образом, еще с каменного века. Торговля тоже известна людям не одно тысячелетие, и вдохновлялась она во все времена жаждой наживы. Таким образом, предпосылки и для развития наркоторговли также существуют уже многие века. Однако при всем этом проблемы наркомании не было. Наркоманы были, и наркоторговцы были, но все это не имело массового характера и не угрожало существованию общества. Почему же вместо того, чтобы наркотизироваться, деградировать и вымереть, то есть вместо того, чтобы идти по той дороге, по которой идет современное человечество, наши предки, хоть и не без греха, но удерживались в здоровых рамках и обеспечивали прогресс цивилизации? Этому не может быть никакого другого объяснения, кроме того, что раньше большинство людей имело в себе некий внутренний духовный стержень, который современность утратила.

     Наркомания по своему существу есть отказ от жизни. Этот отказ жить в этом вот мире этой вот жизнью кончается всегда физическим самоубийством: в виде ли передозировки, драки ли, несчастного ли случая в состоянии одурения, или прямого суицида - разницы, по сути, нет. Можно поэтому с полной ответственностью утверждать, что подлинной причиной наркомании является утрата смысла жизни подавляющим большинством современных людей. Точнее сказать, подавляющее большинство людей для отвода глаз (своих собственных, прежде всего) называет что-нибудь "смыслом жизни", но это их "что-нибудь" не выдерживает элементарной проверки на прочность. Различные варианты суррогатных ответов на вопрос о смысле жизни строятся все на одной и той же подмене: вместо поиска ответа на вопрос "зачем" рассуждают на тему "как". Вместо размышления о том, для чего дана человеку жизнь: "жизнь, она - зачем?", человек начинает перечислять какие дела В ЖИЗНИ он считает главными, а какие не очень, какую иерархию целей в жизни он имеет. О том, зачем нужно то или иное дело в жизни (внутри ее), чем оно в жизни важно, говорить можно много, долго и по-разному, но проблема смысла жизни предполагает поиск такой цели, средством для достижения которой являлась бы сама жизнь, взятая в целом. Смысл любого дела лежит за рамками этого дела, поэтому-то ответ на вопрос о смысле жизни может быть только религиозным.

     От теоретических предпосылок перейдем к практическим следствиям и рекомендациям. Мы утверждаем: то, что называется сейчас борьбой с наркоманией, на самом деле таковой борьбой не является. Объяснимся. Две главные ставки этой "борьбы", два главных канала распределения средств, выделяемых на эту борьбу - медицина и правоохранительные органы. Глупо было бы отрицать вообще значение этих направлений деятельности, но... Медицина против наркомании бессильна, как она сама утверждает в лице серьезных представителей своей науки. Медицина, фактически, имеет дело с уже кончеными людьми. Процент ремиссии в так называемых "центрах реабилитации" ничтожен. Приходит на ум парадоксальная и страшная догадка: те единицы людей, которые в этих центрах действительно "завязывают" с наркотиками, бросили бы и сами, как бросали некоторые наркоманы еще до создания всевозможных центров. А это значит, что огромные деньги расходуются фактически впустую, точнее эффект их состоит на 99% в растягивании и облегчении умирания для безнадежных "живых трупов", а 1% облегчает возвращение к жизни тем, кто и сам бы вернулся. При этом медики говорят, что борются с наркоманией... Милиция более честно формулирует свою роль: "борьба с незаконным оборотом наркотиков". То есть не с наркоманией милиция борется, а с наркодельцами. Задача это очень важна, но - не то что решить проблему наркомании, а даже и существенно повлиять на тенденции наркотизации правоохранительные органы не могут. Тот урон, который наносят наркоторговцам операции по изъятию и уничтожению наркотиков, видимо, заранее уже учтен хозяевами как "производственный риск" и включен в цену товара. Свою прибыль они все равно получат, тем более, что изымается лишь малая часть, а процент нормы прибыли колоссален. И самое главное - действия правоохранительных органов не затрагивают ни корней наркомании (как и вообще корней преступности), ни той почвы, из которой наркомания и преступность вырастают. Хотя в числе задач, которые традиционно ставятся перед милицией, есть и "профилактика преступлений", однако, даже работая в этом направлении, она всегда имеет дело с уже криминально сформированными личностями. Если вспомнить известный диалог из романа братьев Вайнеров (или фильма "Место встречи изменить нельзя"), то "эра милосердия" это, конечно, утопия, и правоохранительные органы нужны будут всегда, но - в том то и дело, что всегда, ибо покончить с "преступностью", как это мечталось Шарапову, они не могут. Более того, если разобраться, их деятельность, как бы качественна и энергична она ни была, даже влияние на криминальную обстановку оказывает весьма слабое, - только в случае массовых репрессий это влияние становится по-настоящему заметным. Криминальная обстановка формируется другими факторами: экономическими, социальными, и, в конечном счете, духовным состоянием общества.

     Итак, если, как мы сказали, медицина и органы охраны правопорядка борются лишь с проявлениями и последствиями наркомании, то что же можно противопоставить ей по существу? Ответ очевиден: реальным противодействием наркомании может быть только духовно-нравственное воспитание, основой и стержнем которого является воспитание религиозное. Только приобщение детей к вере способно обеспечить им прочную мировоззренческую основу личности, дать ясные ориентиры в жизни и силы противостоять разлагающему влиянию среды. В профилактике наркомании слабо может помочь простое просвещение и уговоры: все подростки давно уже знают, что наркотики - это смерть, и увещевания они слышат постоянно, и, тем не менее, наркотизация страны и особенно молодежи нарастает лавинообразно. Если Бога нет, то все позволено. Если единственная цель жизни в получении удовольствий (а в чем еще может видеть цель жизни последовательный атеизм?), если я за свою жизнь ни перед кем не в ответе (а перед кем может быть в ответе за свою жизнь - не за дела, а за жизнь - последовательный атеист?), то это прямой путь к наркомании. Если кому-то хочется по-прежнему считать религию "опиумом для народа", отмахиваясь от нее или игнорируя ее, то ему придется смириться с тем, что общество захлебнется в героине. Максимум сил и средств необходимо вкладывать, прежде всего, в религиозное воспитание детей и молодежи, причем оно должно стать задачей государственного масштаба. В спокойной обстановке, может быть, и можно было бы пустить это дело на самотек, но сейчас речь идет о спасении нации.

     Существуют попытки наладить некое "духовное воспитание" без религиозного компонента. Есть различные психологические службы, которые ставят себе целью профилактику наркомании и психологическую реабилитацию наркоманов. Часто говорится даже о неких "системах" этой профилактики и реабилитации. Однако, если разобраться, как раз систем здесь нет, - нет систем, имеющих прочные теоретические основания и могущих дать устойчивые результаты. Точнее сказать, та психология, которая некую теоретическую базу имеет, оказывается неспособна противодействовать наркомании, а те психологи, которые реально могут помочь, строят свою практику не из каких-либо теорий, а исходя из собственного таланта. Психология, которая помогает существует не в виде науки, а в виде искусства. Эстетическое, интеллектуальное воспитание, нравственное воспитание, ориентированное на "общечеловеческие ценности", трудовое воспитание, массовики-затейники, физкультура и спорт, деловая карьера и туризм, - все эти очень хорошие вещи, не будучи укоренены в религиозном отношении к жизни, оказываются весьма хрупкими преградами на пути проникновения наркотиков в жизнь человека, они тогда слабо защищают от того, чтобы человек стал наркоманом или наркодельцом. Человека, не имеющего сознательной веры, от нравственного падения чаще всего защищает бессознательно воспроизводимая религиозная установка.

     Без медиков и милиции в борьбе с наркоманией, конечно, тоже обойтись невозможно. Но для того, чтобы их действия были более эффективны, необходимо кое-что сделать. Для медиков необходимо более тесное и всестороннее сотрудничество с Церковью в деле реабилитации наркоманов, а для милиции - новое, гораздо более жесткое законодательство относительно распространителей и потребителей наркотиков. Для торговцев зельем необходимо предусмотреть возможность применения самых строгих мер, вплоть до смертной казни включительно. Автор этих строк является принципиальным противником смертной казни по очень многим соображениям, однако по отношению к наркоторговцам должно быть сделано исключение. Без смертной казни можно и нужно обходиться в мирное время, но она является совершенно необходимой в военной обстановке. Нынешнее положение с наркоманией в России (не только в России, впрочем, но о других странах пусть голова болит у других) таково, что вполне может быть приравнено к войне. А для хронических наркоманов необходимо законодательно предусмотреть возможность изоляции от общества и принудительного лечения (как уже выше подчеркнуто, в тесном взаимодействии с Церковью). Наркомания - это не преступление, а болезнь, но эта болезнь настолько опасна, что может быть основанием для лишения свободы. По существу говоря, принудительное лечение наркомана не является даже и лишением свободы, ибо "свобода" губить себя, калечить окружающих и втягивать других людей в свое самоубийственное занятие - это извращение свободы в полную ее противоположность, это крайняя форма несвободы, а как раз лечение в этом случае является попыткой вернуть человеку его свободу быть самим собой, свободу жить и самоутверждаться в бытии.

     И наконец, последнее. Хотелось бы решительно возразить против использования термина "легальные наркотики". Часто, говоря о проблеме злоупотребления наркотиками, отмечают, что некоторые виды слабых наркотиков легализованы в обществе, имея при этом в виду алкоголь, табак и т.п. Боле того, в обыденной речи часто звучит образное употребление слова наркотик в положительном смысле, говорят, например: моя работа для меня наркотик, театр для меня наркотик и т.д. И это обыденное словоупотребление, придающее наркотику статус положительной ценности, имеет основание как раз в ученым рассуждениях о "легальных наркотиках".

     Во-первых, такие рассуждения вызывают большие сомнения в своей научности тем, что валят в одну кучу очень разные явления. Умеренное потребление алкоголя или табака в течение даже многих десятков лет не приводит к деформации личности. Есть разница и между алкоголем и табаком: алкоголь в малых дозах полезен и только при сильном и частом превышении этой физиологически оправданной нормы вызывает болезнь и деформирует личность, табак же, наоборот, вреден в любых, даже очень малых дозах, но даже при сильном и долгом злоупотреблении к патологическим изменениям личности не приводит. Наркотики - другое дело: умеренного потребления наркотиков вообще быть не может. Наркотики даже слабого ряда и в малых дозах быстро формируют стойкую физическую зависимость и неизбежно деформируют личность.

       Во-вторых, термин "легальные наркотики" вреден и по той причине, что, по существу, приучает к тому, что наркотики - это нормально. Просто есть "легальные" , а есть "нелегальные". Тогда неизбежно встает вопрос: на каком основании произведено это деление? Если вино и табак, кофе и чай, компьютер и телевизор, секс и искусство, спорт и работа, - все, что способно приносить удовольствие, это наркотик, если вся жизнь наполнена наркотиками, если сама она - наркотик, то почему я должен ограничивать их круг? Наиболее очевидное основание деления в том, что "легальные наркотики" - слабые, а "нелегальные" - сильные. Но тогда тем более непонятно, ведь если в жизни главное удовольствие, если вся жизнь - наркотик, то чем сильнее наркотик, тем больше - шире, глубже и интенсивнее жизнь. И это особенно привлекательно для молодежи: молодой человек - максималист, полумеры, полужизнь - не для него. "Бери от жизни все!", "Оттянись со вкусом!", "Жить быстро, умереть молодым!", - вот это ему понятно. И если жизнь не имеет смысла, если она, взятая в целом, - "НИ ЗАЧЕМ", если единственное значение имеют дела внутри жизни, то наркотики - как "максимальная жизнь", "максимальное удовольствие", как "свобода" и "протест", легко соблазняют молодого человека.

     На мой взгляд, в общественном сознании необходимо формировать однозначное убеждение (даже предубеждение): НАРКОТИК - ЭТО СМЕРТЬ. Отношение к самому слову и теме наркотиков должно быть предельно резко обозначенным: есть НОРМАЛЬНАЯ жизнь - и в ней свои проблемы: алкоголизм и табакокурение в том числе, а с другой стороны есть наркотики - патология, страшная, отвратительная бездна и верная смерть. Слова о том, что наркотики могут использоваться в медицине, о том, что есть некий "легальный оборот наркотиков", должны быть оставлены в удел специалистам - медикам и милиции, а в общественном сознании необходимо воспитывать отвращение к самой теме и слову "наркотик" на бессознательном уровне. Пока, к сожалению этого не происходит. По моим наблюдениям, - при том что все согласны с тем, что наркомания - это плохо, - большинство людей склоняется к мысли, что наркотик - это в общем-то хорошо. "Наркомания - это ужасно, а вот наркотик - это очень заманчиво и сладко... хотя и очень опасно... но кто не рискует..." Это путь в преисподнюю, и только обращение к Богу способно от него уберечь.