Если Вы заметили какие-то погрешности в тексте, опечатки,

если Вас заинтересовала какая-то тема или конкретная статья, напишите пожалуйста.

Я буду благодарен Вам за отзыв по любым содержательным или техническим вопросам.

С уважением

Автор

Для удобства цитирования можно открыть в pdf.

 

На этой странице содержится общая характеристика диссертации, то есть вводная часть автореферата.

Можно ознакомиться также с Основным содержанием и Списком основных публикаций.

 

на правах рукописи

 

 

 

 

 

 

 

 

Анисин Андрей Леонидович

 

ПРИНЦИП СОБОРНОГО ЕДИНСТВА

В ИСТОРИИ ФИЛОСОФСКОЙ МЫСЛИ

 

Специальность 09.00.03 – история философии

 

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Екатеринбург 2011

 

 

Работа выполнена на кафедре философии и культурологии Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М.Горького».

 

Научный консультант –     доктор философских наук, профессор

Блажевич Николай Викторович

 

Официальные оппоненты: – доктор философских наук, профессор

                                               Худякова Галина Павловна

                                               – доктор философских наук, профессор

                                               Гончаров Сергей Захарович

                                               – доктор философских наук, профессор

                                               Трофимов Валерий Кириллович

Ведущая организация:        – Институт философии и права УрО РАН

 

Защита состоится «21» апреля 2011 г. в 15-00 на заседании диссертационного совета Д 212.286.02 по защите докторских и кандидатских диссертаций при ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького» по адресу: 620000, Екатеринбург, проспект Ленина, 51, комн. 248.

 

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ГОУ ВПО «Уральский государственный университет им. А.М. Горького».

 

Автореферат разослан «15» марта 2011 г.

 

Ученый секретарь

диссертационного совета,

доктор философских наук, профессор                                О.Б. Ионайтис

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования

Значимым фактором творческого развития современной философии в России является освоение того интеллектуального наследия, которое выработано в русской философской традиции 19-го – 20-го веков. Насильственно прерванная на Родине трагическими событиями начала 20-го века, она не продолжилась и на Западе дальше первого поколения эмиграции. Философская мысль, обращаясь к предельным основам бытия человека и мира, тем не менее, в своей конкретности нерасторжимо связана с духовной и культурной почвой, с языком и ментальностью, с мировоззренческими установками и самосознанием народа. За последние два десятилетия много уже сделано для изучения и понимания отечественной философской традиции. Опубликованы труды русских мыслителей, вышли монографии и учебные пособия, посвященные истории русской философии, проводятся научные конференции на эту тему. При этом, несмотря на большой объем уже проведенных в этом направлении исследований, остаются не до конца раскрытыми и понятыми многие ключевые моменты истории русской философской мысли. Более того, в ряде случаев приходится говорить о непонимании и забвении некоторых существенных обстоятельств этой истории, об искажениях в восприятии некоторых сторон философских учений русских мыслителей. Актуальность представленного историко-философского исследования определяется, таким образом, прежде всего, необходимостью уточнения и углубления понимания логики развития и теоретических наработок отечественной философской традиции.

Вопрос о соотношении русской философской мысли и европейской философии также остается весьма дискуссионным. Разброс мнений здесь самый широкий: от декларации полной зависимости русских мыслителей от западных предшественников до объявления русской философии совершенно особым, отдельным типом мировоззренческой мысли, лежащим и вне Запада, и вне Востока. Однако при обращении к творчеству русских мыслителей, при внимательном и непредвзятом анализе развития русской философии невозможно найти оснований ни для первой, ни для второй позиции. Как преемственность русской мысли по отношению к европейской философии, таки и ее существенное своеобразие не вызывают сомнения у историка философии. Если русские философы и критикуют часто западную философию, то именно потому, что осознают себя неотъемлемой частью мирового и европейского в частности философского процесса. Осмысление реальной преемственной связи и сложного процесса взаимодействия русской и европейской философских традиций составляет насущную задачу, стоящую перед современной философской мыслью России. Без обоснованного и развернутого историко-философского ответа на вопрос о месте русской философии в общеевропейском и общемировом духовном контексте невозможно говорить о дальнейшем ее развитии.

Одной из наиболее значимых и плодотворных философских наработок отечественной мысли является, на наш взгляд, идея соборности. Обращение к этой теме конкретизирует в рамках представленного исследования названные выше масштабные задачи. Принадлежа, по видимости, к достаточно узкому проблемному кругу, эта идея обнаруживает большой теоретический потенциал и синтетически воспроизводит многие принципиальные мировоззренческие и ментальные установки русской философской традиции. В то же время идея соборности обнаруживает родство и с теми концепциями духовного единства, которые разрабатывались в рамках западноевропейской философской мысли. Корни этой философской установки уходят в самые основы европейской культурной парадигмы. То развитие, которое получила идея соборности в русской философской мысли 19-го – 20-го веков, позволяет не только прояснить своеобразие русских начал философии, но и глубже понять европейский философский процесс.

В отличие от многих других ключевых понятий, предложенных русскими мыслителями, «соборность» оказывается вообще не переводима на другие языки. Кроме того, употребление этого понятия привычно (и не вполне точно) связывается исключительно с творчеством славянофилов и ассоциируется с некой уникальной самобытностью русской культуры, вплоть до того, что «соборность» вообще фактически объявляется этнографической особенностью русской ментальности. Наконец, само содержание этого понятия располагает к тому, чтобы употреблять его неопределенно-поэтическим образом, – именно в качестве образа, а не понятия. Историко-философский анализ оснований и путей становления идеи соборности необходим для того, чтобы поставить на прочную основу употребление этого понятия, выявить его теоретический потенциал и обеспечить возможность использования этого потенциала в решении философских проблем. Духовный опыт, лежащий в основе русской философской традиции, выраженный в частности идеей соборного единства, мог бы не только стать плодотворным основанием разработки оригинальной мировоззренческой мысли, но и послужить творческому обновлению современной философии в целом.

Степень разработанности темы исследования

Характер присутствия темы соборного единства в контексте современной мысли определен, в целом, теми проблемами освоения отечественной философской традиции, на которые было указано выше. С одной стороны, понятие «соборность» вполне утвердилось в статусе одного из ключевых понятий этой традиции, а с другой стороны, – этому понятию явно недостает проработанной основательности. В первую очередь это обусловлено недостаточностью историко-философской разработки темы соборного единства. Как правило историко-философские исследования затрагивают тему соборности в качестве одного из моментов философского учения конкретного мыслителя или философского процесса в определенный период. Речь при этом идет исключительно о русской философии. На наш взгляд, горизонт исследования темы соборности должен быть расширен, и, соответственно этому, должна быть расширена источниковая база такого исследования.

Те аспекты темы соборного единства, к которым обращаемся мы в нашем исследовании, имеют весьма различную степень научной разработанности. Наилучшим образом в историко-философской литературе освещено присутствие темы соборности в философии славянофилов. Несколько меньше исследовано влияние идеи соборности на русскую философию конца 19-го и начала 20-го веков. Социокультурные основания разработки идеи соборности в русской философии также нашли отражение в ряде исследований. Учение о соборности Церкви, как первоисток философской идеи соборного единства, достаточно разработано в богословии, однако требует, на наш взгляд, более внимательного и глубокого философского анализа. Мы имеем богатый богословский материал на эту тему, но примеров философского осмысления, освоения этого материала не так много. Наконец, наименьшую степень научной разработки имеет тема собственно философских предпосылок развития идеи соборного единства, а также вопрос о месте этой идеи в контексте истории философской мысли.

При исследовании генезиса и сути учения о соборном единстве в рамках русской философии 19-го и начала 20-го века мы, помимо обращения к текстам первоисточников, опирались на работы Л.Р. Авдеевой, В.Н. Акулинина, А.В. Ахутина, И.В. Басина, Т.И. Благовой, В.Н. Бодрова, В.И. Большакова, В.В. Горбунова, А.В. Гулыги, Е.В. Гутова, В.А. Дьякова, В.В. Зеньковского, А.В. Иванова, В.А. Китаева, В.В. Кожинова, В.И. Копалова, Н.О. Лосского, Ю.Б. Мелиха, В.Н. Назарова, А.И. Осипова, О.А. Платонова, Н.С. Семенкина, З.В. Смирновой, Е.А. Троицкого, А.В. Усачева, Н.Ф. Уткиной, Г.В. Флоровского, В.И. Холодного, С.С. Хоружего, Г.П. Худяковой, Н.И. Цимбаева, Л.Е. Шапошникова.

Раскрывая социокультурные основания разработки идеи соборности в русской философии, мы обращались как к работам самих русских философов, пишущих о соборности, так и к исследованиям историков культуры и философии. Как наиболее важные следует назвать работы С.С. Аверинцева, К.С. Аксакова, Н.Н. Алексеева, Н.А. Бердяева, Н.В. Бряник, Ю.П. Буданцева, О.Д. Волкогоновой, Л.Н. Гумилева, Н.Я. Данилевского, А.Л. Дворкина, Б.В. Емельянова, И.А. Есаулова, Вяч. Иванова, И.А. Ильина, митрополита Иоанна (Снычева), К.Д. Кавелина, А.В. Карташева, К.О Касьяновой, И.В. Киреевского, И.С. Колесовой, В.И. Копалова, А.А. Королькова, Н.П. Красникова, К.Н. Леонтьева, Д.С. Лихачева, Л.З. Немировской, П.И. Новгородцева, А.С. Панарина, О.А. Платонова, А.В. Предтеченского, П.Н. Савицкого, М.Б. Семочкиной, архиепископа Серафима (Соболева), Л.А. Тихомирова, В.К. Трофимова, Н.С. Трубецкого, А.С. Хомякова, Д.А. Хомякова, М.Б. Хомякова, Л.В. Черепнина, игумена Иоанна (Экономцева), Е.Г.Яковлева.

Для раскрытия церковного учения о соборности нами были использованы исследования протопресвитера Николая Афанасьева, протопресвитера Александра Шмемана, протопресвитера Иоанна Мейендорфа, В.Н. Лосского, архиепископа Илариона (Троицкого), митрополита Антония (Храповицкого), работы по богословию А.С. Хомякова, а также работы митрополита Антония (Блума), архимандрита Иустина (Поповича), Б.С. Бакулина, В.В. Болотова, протоиерея Сергия Булгакова, Л.П. Воронковой, Б.П. Вышеславцева, протоиерея Митрофана Зноско-Боровского, арихимандрита Иануария (Ивлиева), В.В. Ильина, Л.П. Карсавина, арихимандрита Киприана (Керна), И.В. Киреевского, диакона Андрея Кураева, К.Н. Николаева, А.И. Осипова, протопресвитера Михаила Помазанского, архиепископа Сергия (Страгородского), В.С. Соловьева, Н.А. Струве, протоиерея Георгия Флоровского, П.А. Флоренского, протоиерея Фомы Хопко, С.С. Хоружего.

В раскрытии философских предпосылок развития идеи соборного единства мы опирались на первоисточники и историко-философскую литературу, относящиеся в основном в европейской традиции мысли, в той их части, которая посвящена осмыслению темы единства бытия в целом, а также различных видов и способов единства внутримирового сущего. Следует назвать тексты и исследования Пьера Адо, митрополита Антония (Храповицкого), Аристотеля, А. Бергсона, В.В. Бибихина, М. Бубера, епископа Василя (Родзянко), Б.П. Вышеславцева, Н. Гартмана, Г. Гегеля, Григория Богослова, Григория Нисского, псевдо-Дионисия Ареопагита, А.Б. Зубова, А.В. Иванова, Вяч. Иванова, И.А. Ильина, Л.П. Карсавина, Лао Цзы, Э. Левинаса, Г. Лейбница, А.Ф. Лосева, Н.О. Лосского, Л.А. Мясниковой, Николая Кузанского, П.И. Новгородцева, Григория Паламы, Платона, Плотина, Н.С. Плотникова, И. Пригожина, В.С. Соловьева, Л.А. Тихомирова, С.Л. Франка, М. Хайдеггера, А.С. Хомякова, Д.А. Хомякова, С.С. Хоружего, Ф. Шеллинга, Ю.А. Шичалина, В.Ф. Эрна.

При исследовании взаимоотношений идеи соборного единства с другими понятиями, составляющими традиционный философский тезаурус, мы использовали работы А.Н. Аверьянова, И.А. Акчурина, Ю.П. Андреева, В.И. Аршинова, Э.Я. Баталова, В.Г. Богомякова, С.А. Васильев, А.В. Гайды, Е.В. Гутов, П. Девиса, Н.Д. Зотова, Э.В. Ильенкова, И.Я. Лойфмана, В.В. Кима, Ю.Л. Климонтовича, Е.П. Никитина, Д.В. Пивоварова, Б.В. Раушенбаха, К.Г. Рожко, В.Н. Сагатовского, В.Н. Согриной, С.П. Суровягина, Б.П. Токина, М.А. Хевеши, С. Хокинга, С.С. Хоружего, прот. И. Цветкова, С.М. Шалютина.

Цели и задачи исследования

Целью исследования является раскрытие исторической и концептуальной обусловленности, а также идейного своеобразия принципа соборного единства в истории философской мысли.

Исходя из сформулированной выше цели, определяются следующие исследовательские задачи:

1. Исследовать содержание и смысл христианского учения о соборности Церкви в его исторической динамике.

2. Выявить в античной и западноевропейской философии философские предпосылки развития принципа соборного единства.

3. Раскрыть социокультурные основания развития идеи соборного единства в русской философии.

4. Проследить процесс рецепции русским философским сознанием идеи соборности.

5. Исследовать влияние идеи соборного единства на русскую философию конца 19-го и начала 20-го века.

6. Вычленить концептуальную основу принципа соборного единства, выработанную в русской философской традиции.

7. Проанализировать соотношение между принципом соборного единства и принципом всеединства, обратившись к историческим истокам этих понятий.

8. Проанализировать место идеи соборности в системе философских понятий, осмысляющих принципы единства бытия.

9. Оценить раскрываемый в истории философской мысли теоретический потенциал идеи соборного единства.

Объект и предмет исследования

Объектом исследования является философская мысль, обращенная к осмыслению духовных оснований единства в бытии, взятая в своей историко-философской динамике.

Предметом исследования является исторический генезис и внутренняя логика принципа соборного единства.

Методологические и теоретические предпосылки исследования

В исследовании применяется традиционная историко-философская методология, которая получает уточнение и конкретную реализацию применительно к решаемым задачам. Прежде всего, необходимость раскрытия исторического генезиса понятия «соборность» диктует применение исторического метода. Понятие «соборность» должно быть понято в контексте конкретно-исторических условий его становления. Особенно значимо применение этого метода в раскрытии социокультурных оснований философской разработки понятия «соборность». Источниковая база диссертации включает, вследствие этого, помимо философских первоисточников и историко-философских работ, также и исторические и культурологические исследования, относящиеся к становлению и развитию духовной культуры Европы и России.

Как один из наиболее значимых для историко-философского исследования применяется сравнительно-аналитический метод. Именно он позволяет вычленить концептуальную основу принципа соборного единства из конкретно-исторического материала.

Помимо сравнительной аналитики философских учений, нами применяется и феноменологический метод в специфическом историко-философском понимании. Всякое философское построение является не только умственной конструкцией, не только результатом интеллектуального творчества, в нем всегда можно видеть также и непосредственное выражение определенного духовного опыта. Это «феноменологическое описание» соборности в творчестве русских мыслителей рассматривается нами как основа не менее значимая для концептуализации принципа соборного единства, чем их систематические построения. Несомненно, что приоритет в «расшифровке» феноменологии духовного опыта принадлежит тем интеллектуальным конструкциям, которыми сам мыслитель пытается свой духовный опыт выразить, однако в истории философской мысли весьма нередки случаи, когда не столько конкретные концептуальные построения, сколько именно некий «дух философствования» того или иного мыслителя оказывал определяющее влияние на развитие философской мысли.

В качестве общефилософского метода применяется диалектический метод исследования, предполагающий историзм анализа, понимание реальности в ее живой динамике и единстве противоречивых тенденций. История идеи соборности понимается в исследовании как этап диалектического становления концептуальной модели реальности. Раскрытие диалектической взаимосвязи понятия соборность с другими философскими идеями, отражающими осмысление единства мира, рассматривается как условие возможности реализации теоретического потенциала этого понятия.

Основной методологической проблемой исследования и основой выстраивания его конкретной методологии является наличие «герменевтического круга» в самом его замысле. Обращаясь к выделенному нами предмету, нельзя не видеть, что, с одной стороны, знать сколько-нибудь ясно, что такое «соборность», возможно только из истории этого понятия, но с другой стороны, – чтобы в истории мысли выделить то, что относится к истории понятия, надо предварительно это понятие иметь. Употребление слова соборность не гарантирует причастность к осмыслению соответствующего понятия; отсутствие употребления этого слова еще не говорит о непринадлежности мысли к соборной логике единства. Исследование принципа соборного единства в истории философской мысли должно поэтому вновь и вновь вращаться в обозначенном выше кругу: опираясь на историю мысли, достигать определенной концептуализации идеи соборного единства, в свете этой концептуализации рассматривать далее историю философской мысли и на основе этого историко-философского анализа уточнять и углублять концептуальную схему соборности для того, чтобы яснее видеть ее историческую динамику. При изложении результатов исследования в тексте диссертации сначала излагается история понятия, а затем раскрывается его концептуальное своеобразие в контексте общей истории европейской мысли. Однако такова только логика изложения результатов, сами же эти две стороны исследования – «внешне историческая» и «внутренне концептуальная» существуют в единстве на всем его протяжении. Таковы общие методологические предпосылки нашего исследования.

Основной теоретической предпосылкой исследования является парадигмальное единство русской и европейской философии. Несмотря на очевидные отличия этих философских традиций, обусловленные историческими, культурными, этническими факторами, европейская мыслительная традиция, органической частью которой является русская философия, имеет свои духовные основания в христианской вере и античном философском наследии. Тот потенциал, который имела возникшая в 19-ом веке оригинальная русская философия, во многом был обусловлен освоением и осмыслением в творчестве русских философов духовного опыта восточно-христианской религиозной и культурной традиции. Однако этот опыт не является ни чуждым, ни закрытым и для западноевропейской мысли. Понятие «соборность», относящееся к оригинальным философским наработкам русской мысли, способно быть осмысленным в рамках европейской философской традиции и эту традицию обогатить.

Наконец, важной теоретико-методологической предпосылкой нашего исследования является утверждение принципиальной сущностной связи предмета и метода мысли. С одной стороны, конкретная определенность предмета диктует методологические принципы, с другой, – применяемая методология вполне определенно задает характеристики предметной области. В этом смысле наше исследование принципа соборного единства в истории философской мысли своими теоретическими и методологическими установками органически связано с самим этим исследуемым принципом. В частности на методологию исследования оказала влияние развитая в русской философии 19-го века концепция «цельного знания», предполагающая органическое, соборное единство всех сторон духовной жизни человека. Философские, религиозные, нравственные, эстетические, научные идеи рассматриваются нами не просто как соседствующие в социальном времени и пространстве, но и как формы проявления единого духа, задающего парадигмальную определенность социокультурной ситуации.

Научная новизна исследования

В исследовании впервые вычленен и содержательно раскрыт принцип соборного единства в истории философской мысли. Идея соборности, сформулированная в русской философии 19-го века, рассматривается как концептуальная основа общефилософского принципа, укорененного в европейской философской традиции и позволяющего по-новому подойти к постановке и решению существующих в этой философской традиции проблем.

Конкретные результаты, достигнутые по мере реализации замысла исследования таковы:

1. Вычленен историко-философский смысл экклесиологического понятия о соборном единстве. Учение о соборности Церкви раскрыто в качестве духовного архетипа идеи соборного единства в истории философской мысли.

2. Определены историко-философские основания и предпосылки развития принципа соборного единства в античной и западноевропейской философии. Идея первоначала, как ее понимает ранняя греческая философия, предполагает не только признание всеобщей субстанции, но и генетическое единство мира, и его актуальное единство, обеспеченное соотнесенностью с Логосом, как правящим началом бытия. «Единое семя Всего» и «всеобщий эквивалент», – эти аспекты понимания первоначала в ранних греческих учениях являются первыми предпосылками развития темы соборного единства в европейской традиции.

3. Раскрыта историко-философская значимость богословского осмысления догмата Троицы для становления в рамках европейской традиции соборной онтологии личности.

4. Раскрыта историко-философская обусловленность сложного процесса рецепции идеи соборности русской философской мыслью и влияние этой идеи на русскую философию 19-го и 20-го веков. Определены социокультурные и историко-философские предпосылки как творческого развития идеи соборного единства, так и ее искажений в рамках русской философии.

5. Достигнута теоретико-философская концептуализация смыслового ядра идеи соборности в истории философской мысли, позволяющая связать воедино социокультурные, духовные и философские предпосылки этой идеи и высшую форму ее историко-философской разработки.

6. В контексте историко-философского процесса раскрыто концептуальное своеобразие идеи соборного единства через соотнесение ее с другими философскими понятиями, выражающими опыт осмысления единства в бытии. Определено, таким образом, исторически детерминированное место этой идеи в системе философских категорий.

7. Обосновано концептуальное размежевание принципа соборного единства и принципа всеединства в истории философской мысли.

8. Определено существенное своеобразие и возможные направления реализации теоретического потенциала принципа соборного единства. Наиболее значимо этот потенциал проявляется в осмыслении свободной самобытности личности, духовной детерминации межличностного единства и смысложизненной проблематики, в раскрытии духовного смысла власти и права как базовых социальных феноменов.

 

Положения, выносимые на защиту

На основании проделанной работы и достигнутой в ходе нее научной новизны на защиту выносятся следующие положения:

1. Философская интерпретация понятия о церковной соборности состоит в том, что совершенная полнота и целостность духовного единства личностей в богочеловеческом организме Церкви имеют основание в соотнесенности каждой личности напрямую со Христом. Соборное единство, таким образом, личностно как в своих истоках, так и в своей динамике. Его истоком является осознание и переживание человеком уникальной самобытности собственной личности перед лицом Абсолюта, ведет же человека это соборное единство к совершенной полноте личностного бытия.

2. Инвариантная основа идеи соборности в истории философской мысли предполагает, что созидаемое единство не обезличивает свои элементы, не уравнивает их смешением в общую массу, не сводит их бытие лишь к моментам в бытии целого, а с другой стороны, – уникальная самобытность членов не только не подрывает их общности, но и является онтологическим обеспечением их совершенного духовного единства. В качестве «философского вдохновения» идея соборности есть «единение без слитности и самобытность без раздельности».

3. Историко-философская значимость богословского осмысления догмата Троицы заключается в том, что концептуальная проработка различия «сущности» и «ипостаси» в рамках этого осмысления стала базой для выстраивания самого философского понятия о личности, не сводимой ни к природной заданности, ни к внешним влияниям. Понимая личность человека как образ Божий, европейская мыслительная традиция рассматривает внутрибожественную любовь Лиц Троицы как первообраз всякого духовного единства в земном бытии и закладывает основания соборной онтологии личности.

4. Концептуальная схема принципа соборного единства, явившаяся итогом исторического развития философской проблематики, предполагает, что основой этого единства является «онтологическая вертикаль», соединяющая каждую уникальную личность со сверхбытийным Абсолютом. Преображение «горизонтальных» отношений переживается при этом как свободное самораскрытие личности в любви и общем духовном служении.

5. Принцип соборного единства и принцип всеединства в истории философской мысли имеют существенно различный характер историко-философской обусловленности, а также противоположны по своим теоретическим установкам. Эта противоположность выражается, прежде всего, в том, что соборное единство имеет личностный и свободный характер, тогда как всеединство безлично и тоталитарно по своей сути.

6. Аберрации смысла соборности в различных философских учениях имеют причиной либо утрату «онтологической вертикали», обмирщение и «заземление» смысла соборного единства, либо переосмысление соборности в духе всеединства. Эти две тенденции искажения смысла соборности тесно связаны друг с другом.

7. Теоретический потенциал принципа соборного единства обусловлен, прежде всего, своеобразной трактовкой темы личности и свободы, религиозной установкой на особую значимость «онтологической вертикали» для выстраивания всякого единства в мире, учением о любви как высшей основе единства, утверждением единства в вере и общем служении как духовных основ общества.

Научно-практическая значимость исследования

Достигнутые результаты позволяют глубже понять основания и логику развития русской философской мысли, ее место и роль в европейской традиции философии. Историко-философское исследование принципа соборного единства, раскрытие его философских предпосылок, существующих в европейской мыслительной традиции закладывает необходимую идейную основу для введения понятий «соборность», «соборное единство» в контекст современной философской мысли. Разграничение принципа всеединства и принципа соборного единства в истории философской мысли дает более точную картину становления этих философских идей и открывает возможности их творческого развития. Рассмотрение идей и достижений западноевропейской и русской философии в едином контексте европейской философской традиции, анализ взаимосвязи принципа соборного единства с другими выработанными в этой традиции понятиями позволяет полнее задействовать ее теоретический потенциал.

Результаты, полученные в ходе диссертационного исследования, могут быть использованы при построении историко-философских курсов по русской и европейской философии, для концептуальных разработок в области философской антропологии, социальной философии, философии религии, общественно-политической мысли, а также в дальнейших углубленных исследованиях истории европейской и русской философии.

Апробация результатов исследования

Результаты исследования нашли свое отражение в монографии «Принцип соборности бытия» (2006 г.). Отдельные аспекты исследуемой проблематики проанализированы в монографиях: «Истоки и судьба идеи соборности в России» (2005 г.), «Реальность текста» (2004 г.), «Семья как быт и бытие в истории и жизни» (2006 г.), учебном пособии «Онтологические основания общества и государства» (2004 г.), учебном пособии «Пути духовно-нравственного воспитания курсантов и слушателей образовательных учреждений МВД России» (2009 г.) и ряде статей, в совокупности полноценно отражающих основное содержание диссертации. В июне 2004 года материалы исследования и план диссертации были представлены на семинаре докторантов Института переподготовки и повышения квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при Уральском государственном университете. Ход и результаты диссертационного исследования регулярно обсуждались на заседаниях кафедры философии, истории, социологии и экономики, а также Ученого Совета Тюменского юридического института МВД России.

Идеи и выводы исследования были представлены и обсуждались на III Российском Философском конгрессе «Рационализм и культура на пороге третьего тысячелетия» (Ростов-на-Дону 16-20 сентября 2002 г.), на IV Российском Философском конгрессе «Философия и будущее цивилизации» (Москва, 24-28 мая 2005 г), на Всероссийских конференциях: «Судьба России: духовные ценности и национальные интересы» (Екатеринбург, 21 – 22 февраля 1996 г.), «Становление личности на современном этапе» (Бийск, 21 сентября 2000 г.), «XXI век: образование и духовно-нравственное воспитание» (Тюмень, 2-6 февраля 2004 г.), «Религия и мораль» (Тюмень, 20-21 мая 2004 г.), «Духовно-нравственный потенциал России: связь поколений» (Тюмень, 31 января – 1 февраля 2005 г.), «Между прошлым и будущим: социальные отношения, ценности и институты в изменяющейся России» (Екатеринбург, 2005), «Современный российский консерватизм: политика, экономика, идеология» (Тюмень, 20-21 мая 2005 г.), «Этика, мораль, нравственность: Россия и современный мир» (Тюмень, 26–27 октября 2006 г.), «Православие, образование и воспитание в XXI веке» (Тюмень, 6–7 февраля 2007 г.), «Энциклопедическая наука: опыт прошлого и проблемы современности» (Тюмень, 22–23 мая 2008 г.), «Русская философия как ценностная основа воспитания духовности и субъектности личности» (Екатеринбург, 15-16 октября 2009 г.), «Традиция. Духовность. Правопорядок» (Тюмень, 12-13 мая 2006 г.; 18–19 мая 2007 г.; 16–17 мая 2008 г.; 22-23 мая 2009 г.; 21-22 мая 2010 г.),

а также на научных конференциях симпозиумах и круглых столах регионального и межвузовского уровня.

Основные результаты исследования отражены в восьми публикациях в изданиях, указанных в перечне ведущих рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертации на соискание ученой степени доктора наук.

Структура работы

Работа состоит из введения, четырех глав (всего тринадцать параграфов), заключения и списка литературы. Объем работы – 406 страниц, список литературы содержит 471 наименований.